А.С. (redavan) wrote,
А.С.
redavan

Categories:

M Roberts Испытание Трампэкономикой

Пока Д. Трамп рвался к победе фондовые рынки реагировали нервно. Его победы не хотел финансовый капитал, но финансовые рынки во время его победы не обрушились, даже немного возросли. Дональд, в конце концов, подходящий кандидат для представления интересов капитала.

Ожидания оптимистичны и способны на некоторое время оживить рынки. Трамп намеревается сократить корпоративный налог, налог на личные доходы, что выгодно верхнему 1%. Кроме того, он собирается потратить свыше 1 трл. долларов на развитие инфраструктуры и инвестиционные проекты, дать свободу для банков и урезать рабочие права (в той мере, в которой они вообще есть).

Стимулирующие мероприятия написаны по рецептам кейсианцев, хотя кейсианские гуру не склонны присоединяться к хору во славу «Дональда». Фактически, если эта политика начнет осуществляться, то Трамэкономика станет проверкой кейсианского решения выхода из Долгой Депрессии. Аналогичная политика государственных затрат, налоговых сокращений и количественного смягчения в Японии – Абеэкономика была крайне неудачной. Японский рост ВВП еле-еле сдвинулись, тогда как зарплата и цены и вовсе не изменились.

Некоторые кейсианцы восторженно относятся к политики Трампа, которая положит конец неолиберализму. Знаменитый историк и биограф Кейнса Роберт Скидельски говорит о соответствии программы Трампа кейсианским канонам: Трамп пообещал программу инвестиций в инфраструктуру 800 млрд – 1 трлн. долларов, обеспеченные облигациями, также планируется массовое сокращение корпоративного налога, которое создаст 25 млн. новых рабочих мест и поддержит бурный экономический рост. Данные реформы наряду с обещанием поддержать систему социального обеспечения, является частью современной формы кейсианской фискальной политики».

Скидельски говорит о необходимости поддержки политики Трампа: «по мере того как Трамп переходит от популизма к политике, либералы должны не впадать в истерику, но поддержать его позитивную программу. Его предложения стоит тщательно рассмотреть и улучшить, а не проигнорировать как невежественный бред». Здорово, либералы с кейсианскими убеждениями хотят введения Трампэкономики, но те, кто хочет улучшить положение рабочих, большинства населения, а не только 1%, должны смотреть на эти вопросы иначе».

Рассмотрим Трампэкономику подробней. Вывод Скидельски о новых рабочих местах и росте экономики мало обоснован. Снижение корпоративного налога при неолиберализме не привело к увеличению роста. В результате этой политики возросли прибыль капитала за счет труда и роста непроизводительных финансовых спекуляций. Официально, предельная ставка корпоративного налога в США - 35%, но с различными льготными поправками, в действительности, налог составлял только 23%, наименьший уровень в мире.



План Трампа по развитию инфраструктуры крайне необходим. В блоге, я часто показывал ужасающее состояние государственного услуг и коммуникаций в США. Средний возраст постоянного капитала – 22,8 лет, наиболее старое оборудование осталось с 1925 года. Затраты по развитию инфраструктуры за 30 лет крайне низки, мосты, дороги и железные дороги рушатся перед нашими глазами. Согласно отчету Американского общества гражданских инженеров Американской инфраструктуре необходимо $3,4 трлн. до 2020, включая $1,7 трлн. для строительства дорог, мостов и транспортировки; $736 млрд. для электростанций и электросетей, $391 млрд. для школ, $134 млрд. для аэропортов и $131 на водоснабжение. Но федеральные инвестиции за три десятилетия упали с 1% до 0,5% ВВП.

Несомненно, гос.инвестиции в инфраструктуру помогут американской экономике вырасти – Goldman Sachs высчитал, что рост составит 0,2% пункта в год. Но предложение Трампа о вложении $1 трлн. каждый год – состоит вовсе не в увеличении государственных инвестиций. Финансирование обеспечивается из частных источников при их стимулированием к инвестициям: большим строительным компаниям и разработчикам (подобно Трамп Инк.) стоит предоставить налоговые льготы, право собственности на мосты и дороги с налоговыми сборами с пользователей. Прямые государственные затраты и строительство должно быть ограниченным.

Кроме того, как я утверждаю в ряде постов мало доказательств, что кейсианские стимулирующие программы обеспечивают рост занятости и экономики. Скидельски говорит об эре Рузвельта, но при нем создано мало рабочих мест, норма безработицы оставалась высокой до начала войны. Как отметил Пол Кругман в книге «Выход из депрессии есть», война обеспечила полную занятость и экономическое восстановление.

При политики строгой экономии с 2009 правительства пытались завершить бюджет с профицитом и сокращали гос.долг после Великой рецессии – период, который до сих пор продолжается – кейсианцы говорили, что «мультипликатор» политики строгой экономии высок (т.е. рост уменьшался больше, чем в один раз, при сокращении бюджетного дефицита и уменьшения государственных расходов в один раз). В предыдущем посте указано, что существование «сильного мультипликатора» стоит поставить под сомнение. Конечно, почти нет корреляции между сокращением или повышением правительственных затрат и ростом с 2009 года. Наиболее хорошая корреляция есть между ростом и прибылью, а не с правительственными затратами.

Недавно Nora Traum из Государственного университета Северной Каролины представила публикацию «Выход из ловушки финансового мультипликатора», она обнаружила, что различные предположения создают различные мультипликаторы. Она попросила 9 экономистов спрогнозировать воздействие на рост в зависимости от трёх при различных налоговых реформах. По одной из реформ прогноз роста варьировал с -4,2% до 16,4% в кратковременной перспективе и с 1,7 до 7,5% в долговременной перспективе.

Недавнее исследования показали, что оптимальная политика для капитала заключается в сокращении государственных затрат, а не повышении налогов при применении политики строгой экономии. Сокращение государственных расходов открывает больше возможностей для частного капитала, тогда как повышение налогов, корпоративного налога в особенности угрожает капиталу и росту. Если мы теперь ожидаем фискальную экспансию без строгой экономии от Трампа (ниже разберем этот вопрос), тогда капиталу выгодно сокращение налогов, но не рост гос.затрат (исключая тех компаний, которые получают контракты), особенно если они препятствуют росту частных инвестиций. Таковы контраргумент против кейсианских стимулов, выдвинутые посткейсианцем Michal Kalecki

Марксисты знают «что отчего». Движение и направление частных инвестиций определяется прибыльностью проектов. Частные инвестиции не удается привлечь так как прибыльность крайне низка, но даже с гос.инвестициями точно так же.



План Трампа также отличен от китайских массовых вложений в инфраструктуру и урбанизацию с 2009 года. Китай потратил $11 трл. за последнее десятилетие – сумма в 10 раз больше, предлагаемой Трампом. Государственные инвестиции, финансируемые государственным банком и компаниями, привело к замедлению темпов роста частного сектора. Но так как Китайского государство контролирует экономику, а не домашний и иностранный большой бизнес (к огорчению Всемирного Банка), такие инвестиции ведут к росту и обеспечивают 6-7% ежегодного реального роста в течение Долгой Депрессии.



Рост государственных вложений в инфраструктуру при падении частных инвестиций.
Поэтому вероятность, что Трампэкономика будет работать и экономический рост составит 4% в год крайне низка. Иронично, когда советники Bernie Sander предложили схожую программу при достижении 4% роста реального ВВП, мейнстримовые экономисты (romer-and-romer-evaluation-of-friedman1), всполошились и пришли к заключению, что это несбыточная мечта – и они были правы. Но когда Трамп отстаивает программу, финансовые аналитики и кейсианцы думают, что программа привлекательная и возможна.

Подобно Абеэкономики, Трампэкономика в действительности комбинация кейсианства и неолиберализма. Новые затраты и налоговые сокращения будут оплачены дерегуляцией рынков и трудовых прав для роста прибыли. Предполагается, что темп роста произойдет по условиям «динамической модели», согласно «просачиванию благ сверху вниз»: при сокращении налогов на богатых произойдет увеличение спроса на товары и услуги, что приведет к увеличению дохода и рабочих мест. Но главным стимулом для экономического развития, согласно экспертам Трампа, не сокращение личного и корпоративного налога, но способность осуществлять инвестиции сразу же, а не в течении времени.

Скидельски в своей торжественной тираде игнорирует отличительные черты Трампэкономики: торговый протекционизм и ограничение миграции. Эта политика гораздо более реализуема, чем его кейсианские стимулы. Трамп планирует выйти из Транстихоокеанского партнерства и Трансатлантического партнерства, изменить условия соглашений в Нафта, региональном торговом соглашении с Мексикой и Канадой. Целью соглашений является защита американских рабочих мест и ужесточение условий миграции мексиканцев.

Как Дональд сказал в марте: я хочу, чтобы Apple создавал свои компьютеры и iPhones на нашей земле, не в Китае. О намерен ввести 45% тариф на китайский импорт. Это может привести к падению китайского ВВП на 4,8% и китайского экспорта в США на 87% за три года, согласно оценки Daiwa Capital Markets, даже если Apple найдет достаточно рабочих для сборки в США, стоимость производства Apple iPhone 7 на $30-40 по оценке Jason Dedrick профессора School of Information Studies at Syracuse University. Затраты на рабочую силу составляет только небольшую часть общей себестоимости электронного девайса, наиболее высокие затраты вызваны морской перевозкой частей в США. Если компоненты iPhone создавались бы также в США, то стоимость электронного устройства возросла до $90. Это означает, что если Apple решит перекинуть рост затрат на потребителей, то розничная цена электронного устройства возрастет на 14%. Так торговая политика Трампа может привести к резкому росту цен на товары даже, если со стороны Китая не будет ответных мер.



Как Джон Смит показал в своей влиятельной книге «Империализм в 21 веке: Глобализация, суперэксплуатация и кризис капитализма»: около 8% глобальной торговли (валовой экспорт) связаны международными производственными сетями ТНК». По оценке ЮНКТАД «около 60% глобальной торговли… состоит в торговле промежуточными товарами и услугами, которые включены в различные стадии производственного процесса». Поразительной особенностью глобализации является локализация растущей доли рабочей силы в большинстве глобальных стоимостных цепочек в развивающихся странах. Перефразировав Gary Gereffi, центр гравитации индустриального производства переместился с севера на юг» как пишет Смит.

Однако ключевые особенности глобализации, если хорошо рассмотреть вопрос может быть опасны для корпораций то, хотя в тоже самое время рост цен ударит по средним американским домохозяйствам.
Глобализация - расширение мировой торговли, капитальных потоков, развитие цепочек добавленной стоимости наиболее важный противодействующий фактор падению нормы прибыли с раннего, которое произошло 1960-го к раннему 1980-ому в развитых экономиках. Дерегуляции рабочих прав, сокрушение профсоюзов, приватизация имущества гос.сектора сопровождалось глобальной экспансией корпораций. Трамп выступает с критикой последствий глобализации, чтобы заручиться поддержкой «ржавого пояса» средне-западной Америки, пострадавшей от перемещения корпораций в Мексику, Азию, Латинскую Америку в наибольшей степени.

Ирония заключается в том, что Великая Рецессия и текущая Большая Депрессия кажется обозначили конец эры глобализации еще до выборов Трампа и Брексита. Глобальный финансовый крах, Глобальная Рецессия и Долгая Депрессия (как и в 1930-ых годах) привел к тому, что с 2009 темпы расширения мировой торговли упали наполовину.



Подъем прибыльности в качестве стандартизированной меры участия в глобальном производстве, использованной МВФ, для большинства корпораций теперь останавливается.



Таким образом, информационные потоки (интернет-траффик и телефонные звонки) продолжают расти, но торговля и капитальные потоки ниже уровня достигнутого до рецессии. Глобальные иностранные прямые инвестиции (доля от ВВП) также падают.


Падают также капитальные потоки в развивающихся экономики.



В преддверии заката эры глобализации собравшиеся лидеры G20 накануне победы Трампа выступили против «всех форм» протекционизма. Как сказали экономисты Deutsche Bank: «мы будто бы подходим к концу экономической эры, времени становится все меньше и меньше, чтобы предотвратить изменение экономического и политического режима с учетом существующих напряжений в системе».

Эксперты капитала полагают, что Трампэкономика приведет к дальнейшему понижению прибыльности. Bin Smaghi бывший член ЕЦБ и руководящий эксперт финансового капитала комментирует: Попытка обратить глобализацию вспять особенно опасна для стран, которые пойдут на этот шаг первыми. Именно развитые страны сталкиваются с большими вызовами во время кризиса, что объясняет поддержку антиглобалистского движения и протекционистских мер. Однако экономика развитых стран так огромна, и так вплетена в мировые отношения, что она не может обратить вспять глобализацию, не потащив за собой развивающиеся страны.

Есть риск, что в развивающихся экономиках начнется спад, так как торговля будет сокращаться, а новые капитальные потоки не появяться. Развивающие страны имеют огромный долг (кредита) из США и Европейских банков, который инвестирован в экономику (не всегда в сферу производства). Это не приводило к проблемам до сих пор, так как ставка процента низка, а американский доллар слаб.

Но это время остается в прошлом, особенно в случае реализации Трампэкономики. Moody’s Investors Service снизило кредитный рейтинг 35 стран, включая Австрию, Турцию, Саудовскую Аравию, эти же страны имеют негативный прогноз развития, и лишь рейтинг 5 стран оценен выше. Под угрозой снижения рейтинга находятся страны, чей госдолг больше $7 трлн., согласно данным Банка международных расчетов на конец прошлого года. Доля стран с негативным прогнозом развития от Moody’s Investors Service достигла уровня 2012 года. Процентные ставки по облигациям, особенно с длительным сроком погашения, резко повысились. Если произойдет конец господства быков на рыке облигаций, правительству стоит подготовиться к значительному удорожанию процентных ставок.

В тоже самое время, американский доллар США постепенно усилился, по сравнению с другими торговыми валютами.



Глобальный долг относительно производительных инвестиций резко повысился.



Долг корпоративного сектора развивающихся стран по отношению к капиталу также возрос.



Низкий и медленный экономический рост с удорожанием кредита и стагнирующей торговлей, угрожающей теперь Трампэкономике, повышает риск глобального спада. Его не избежать.

Tags: США, экономическая политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments