redavan


Решусь на все, что смеет человек. Кто смеет больше, тот не человек.

Будьте реалистами, требуйте невозможного!


Дэниел Трейсман: Россия – нормальная страна, вроде Мексики
redavan
Дэниел Трейсман, американский профессор.

Преувеличенное  отчаяние  по  от­ношению  к  России  связано  с  фунда­ментальной  ошибкой» .  Иностран­ные  наблюдатели,  как  и  российская интеллигенция  в  конце  1980-х  годов,
ожидали  присоединения  России  к клубу  высокоразвитых  стран  и  были жестоко  разочарованы.  Искажение зрения  объяснимо.  Плеяда блестящих  физиков  и  шахматистов, балет,  космическая  программа,  гло­бальное  военное  влияние  - все  это делало СССР  мало  похожим на  Аргентину,  Мексику,  Венесуэлу,  Корею, Малайзию  или  Турцию.  Но  именно  к этой  группе  стран,  утверждает  Трей­зман,  принадлежала  Россия  в  1990-е и  принадлежит  сейчас.

ХХ  век  видел  множество  национализаций  и  пере­ходов  от  демократии  к  авторитаризму и  обратно.  Слабый  парламент,  гос­подство  государства  в  экономике,  его вмешательство  в  работу  СМИ,  слабая защищенность  собственности  - все это  характерно  для  множества  стран Латинской  Америки  и  Азии  с  подушевым  ВВП  в  районе  $10 000 с  уче­том  покупательной  способности. 

Это неустойчивые  экономики,  зависимые от  настроений  инвесторов  и  цен  на внешних  рынках.  Политики  коррум­пиpoвaны  и/или  ведут  популистскую политику,  бизнесмены  поддержи­вают  тесные  отношения  с  властью ради  льгот  и  госгарантий.  Собствен­ность  не  защищена,  периодически государство  отнимает  имущество  у иностранных  инвесторов.

Трансформацию  экономической системы  в  2000-х  годах  Трейзман описывает  при  помощи  придуман­ ного  им  слова  «силоварх».  Это  смесь олигарха  ссиловиком  - «друзья  Путина»,  новые  магнаты,  занявшие  ко­мандные  высоты  в  российской  эко­номике.  У  них  нет  предприниматель­ского  таланта,  как  у  олигархов,  но есть  богатейшие  возможности  подавлению  на  конкурентов  при  по­мощи  всей  регулятивной  машины государства.  А  крупные  госкомпа­нии  охотно  делятся  с  ними  бизнесом.
Многие  западные  наблюдатели полагают,  что  помощь  друзьям-биз­несменам  - основная  мотивация Путина.  Трейзман  эту  точку  зрения не  разделяет,  но  признает,  что  она позволяет  объяснить  многие  дейс­твия  политического  лидера.
Во  время  президентства  Путина важнейшей  задачей  его  команды было  аккумулирование  капитала,  за­хват  важнейших  компаний  и  их  фи­HaHcoBыx  потоков,  пишет  ТреЙзман.
Следующая  задача  группы  - легали­зовать  свое  богатство  посредством продажи  акций  и  диверсифициро­вать  вложения  за  счет  покупки  инос­транных  активов.  Для  этого  нужен оптимистичный  взгляд  инвесторов на  перспективы  России,  прогрессивный  президент  Дмитрий  Медведев как  нельзя  лучше  этому  помог,  отме­чает  Трейзман  в  интервью.

Что  дальше?Если  Путину  снова повезет  с  ценой  нефти,  Россия  будет медленно  дрейфовать  в  сторону  еще большей  «нормальности»,  говорит ТреЙзман.  Силовархи  продолжат  диферсифицировать  свой  бизнес.  Но иностранные  инвесторы  требуют взаимности,  так  что  придется  улуч­шaть  инвестиционный  климат  в  Рос­сии.  Хуже,  если  нефть  подешевеет.
Тогда  государству  будет  все  труднее поддерживать  уровень  жизни  насе­ления  и  придется  «затягивать гайки».  В  ситуации  экономического спада  модель,  работавшая  в  течение 10 лет,  окажется  неработоспособной, на  фоне  недовольства  возникнет  оп­позиция.  Политические  лидеры будут  вводить  новые  запреты,  одно­ временно  ища  компромисс,  предпо­лагает  ТреЙзман.  Но  если  ситуация выйдет  из-под  контроля,  Россия может  перестать  быть  нормальной страной  - трансформируется  в  фа­шистскую  диктатуру,  экспансио­нистскую  империю  или  наследствен­ную монархию.

(Полностью статья в январском номере Forbes)
Сопоставляет развитие России и стран Латинской Америки, а так же приходит к тем же выводам Красильщиков:
Латинская Америка сегодня - Россия завтра тезисы

(no subject)
redavan
Аллах, спаси таджика!
Саид рассказал немного о себе. В 2002 году у него заболела раком младшая дочь. На операцию нужно было найти 16 тысяч долларов. Дом он продал за 8 тысяч. Другую половину взял в долг. Чтобы рассчитаться, Саид со старшим сыном уехали на заработки в Москву. Дочь спасли, но семью он с тех пор ни разу не видел. Заработанные деньги отсылал на родину, так что на билеты не оставалось. Так он провел здесь семь лет, теперь вот хочет получить деньги от «Спецстроя», чтобы уехать, наконец, домой. На этой драматической ноте в вагончик ворвались абсолютно пьяные охранники, потребовав прекратить съемку. Матерясь и толкаясь, они пообещали закопать таджиков в лесу, а нам — разбить камеру. Я переводил взгляд с их вырожденческих рож на благородные профили таджиков, похожих на индийских киноактеров, и думал о том, что, безусловно, страдание, воздержание и самопожертвование делает людей прекраснее.

Таджик в Москве

Кому жалко «Черкизон»?

Гастарбайтеры на форуме "Моя семья"
В нашем городе очень много рабочих мигрантов - и узбеки, и таджики, и китайцы - корейцы- вьетнамцы. На стройках домов работают только они.Их принимают без всяких документов - оформляют официально одного, а работают пять человек за одну зарплату на пятерых. Как правило, это 12 - 15 тысяч, вот и делите...Поэтому квалифицированного каменщика работодателю брать невыгодно - объем работы делает меньше за ту же зарплату, да еще социальные гарантии подавай.

Два года назад ужасный случай был - узбеки крыли крышу школы, и вообще ремонт делали, была гроза сильная, а они работали. Двое упали с крыши - один сразу насмерть, второго увезли по скорой. Официальная версия - два человека без определенного места жительства и регистрации залезли на крышу посмотреть на грозу, никаких трудовых отношений с организацией, ведущей строительные работы, у них не было.

Рецензия на книгу Багирова "Гастарбайтер"

(no subject)
redavan
Мы сегодня в цирк поедем!
На арене нынче снова
С дрессированным Медведем
Укротитель дядя Вова.

Read more...Collapse )

Песня Rayes Le Bled - от тунисского рэпера El General
redavan
Нашел песню тунисского рэпера с английскими субтитрами Hamada Ben Amor. Там есть следующие слова: "President, Your People Have Died". (Президент, ваши люди умирают,/ люди едят мусор. / Взгляните на то, что происходит / Бедствия всюду/ Господин президент/, я говорю без страха/, Хотя я знаю, что будут только проблемы/, я вижу несправедливость всюду."


(no subject)
redavan
В СМИ Египта теперь новый поворот: Льется a) непрерывная хвала вооруженным силам; и b) дешевая попытка облагородить полицию после их "протестов"; и обвиняются c) забастовки, которые якобы отражаются "катастрофически" на стране, и “подрывают усилия вооруженных сил достигнуть решения.”

Дракон умер, да здраствует новый дракон!

(no subject)
redavan
Египтяне торжествуют: "Эта страна родилась снова, эти люди родились снова, и это - новый Египет."
Между тем, вооруженные силы, заявили, что они снимут тридцатилетний закон о чрезвычайном положении, как только "текущие события закончатся".

Интервью с журналистом и блоггером Хоссама эль Хамалави о ситуации в Египте
redavan

Марк Левин: Почему революция, охватившая Тунис, способствовала тому, что египтяне вышли на улицу в беспрецедентном количестве?

В Египте мы говорим, что Тунис был большим или меньшим катализатором событий, но не причиной восстания, потому что в Египте существовали объективные условия восстания, и оно было в воздухе уже несколько лет. Действительно, у нас уже были два мини-восстания или «небольших Туниса» в 2008 году. Первым было восстание в апреле 2008 в Махалле, а второе - в Бороллос, на севере страны.Революции не случаются как гром среди ясного неба. Не только из-за вчерашних событий в Тунисе египтяне сегодня вышли на улицы. Нельзя рассматривать эти протесты без учета четырех лет рабочих забастовок в Египте или международных событий, таких как интифада Аль-Аксы и вторжения США в Ирак. Вспышка восстания в Аль-Акса особенно важна потому, что в 1980-90-ых годах уличный активизм был эффективно задавлен правительством в рамках борьбы с исламистскими повстанцами. Движение продолжало существовать только в университетских городках или партийных штаб-квартирах. Но когда интифада 2000 вырвалась наружу и телеканал Аль-Джазира начал показывать ее, вдохновленная молодежь вышла на улицы так же, как мы это сегодня видим в Тунисе.

Как развиваются протесты?

Read more...Collapse ) (с) "Пропаганда".

Египет - 7 февраля.
redavan


Омар Сулейман
, назначенный вице-премьером, начал встречаться с оппозиционными группами в воскресенье, включая запрещенных Братьев-Мусульман, в попытке закончить кризис.

Омар Сулейман согласился:
1) Отменить чрезвычайное положение в Египте (которое действует уже несколько десятилетий)
2) Предоставить свободу прессе.
3) Сформировать группу, руководящую конституционными реформами.

Salma El-Tarzi, активист на площади Тахрир сказала, что она безразлично относится к переговорам. "Это не революция партий, партии были там в течении 30 лет и ничего не сделали. Это революция людей"

Тем временем, египетское государственное телевидение, которое охватывает каждый сегмент общества, называет протесты - иностранным "заговором". Государственные СМИ даже обратились к антисемитскому и сектантскому подстрекательству. В заговоре они обвиняют "палестинцев" и "арабов с не египетской внешностью" и даже США с Израилем.





«Письмо из Газы» Гассан Канафани
redavan
Дорогой друг!
Получил твоё письмо. Ты сообщаешь, что сделал все необходимое, и я могу выехать к тебе в Сакраменто. Получил я и уведомление о моем зачислении на факультет гражданского строительства в Калифорнийском университете. Очень благодарен тебе за все. Но не возмущайся и не удивляйся моему решению, хотя оно покажется тебе странным. Поверь, Мустафа, я принял его не колеблясь. Более того, никогда еще не смотрел я на мир так серьезно и трезво, как сейчас. Да, мой друг, я изменил свое намерение и никогда не последую за тобой туда, «где реки и  сады и где прекрасный лик», как пишешь ты. Я остаюсь здесь и никогда не покину родину, меня волнует одно – то, что пути наши разошлись. Я не забыл о том, что мы поклялись быть вместе до конца, не забыл о наших мечтах разбогатеть. Но что делать!  Помнишь, как мы стояли на поле Каирского аэродрома? Я сжимал твою руку, мотор ревел, толпа вокруг меня суетилась, словно вращаясь вместе с пропеллером самолета. Будто в тумане я видел твое лицо, оно почти не изменилось с тех пор, как мы вместе играли в нашем квартале аш-Шарджия – только морщины чуть тронули его. Мы вместе росли и понимали друг друга с полуслова. И поклялись быть всегда вместе! Но…
«Через четверть часа самолет поднимется в воздух. Не смотри на меня так… Слушай, в будущем году ты тоже будешь работать в Кувейте, накопишь денег и уедешь из Газы в Калифорнию. Мы начали жизнь вместе. Мы должны и дальше идти вместе…»
Я следил за движениями твоих губ – у тебя манера говорить без остановок и пауз – и смутно чувствовал, что в душе ты совсем не радуешься отъезду. Ведь ты не смог бы назвать и трех основательных причин для этого бегства. И тогда возник вопрос: «Почему же мы оставляем Газу и бежим… почему?» Разве твои дела не стали поправляться: министерство просвещения Кувейта заключило с тобой контракт на выгодную работу. Правда, я все еще жил в нищете и отчаянии, но ты стал посылать мне небольшие суммы денег, как бы в долг, которые помогали мне преодолевать невзгоды. Ты хорошо знал мои семейные дела, знал также, что мое жалование в международном агентстве по оказанию помощи беженцам было мизерным, его едва хватало, чтобы прокормить мать, вдову брата и ее четверых детей.
«Слушай внимательно. Пиши мне каждый день, непременно. Самолет отправляется… Прощай! Нет До свидания, до свидания!»
Холодные губы коснулись моей щеки. Ты пошел садиться в самолет. Когда ты обернулся, я увидел в твоих глазах слезы.
Вскоре после твоего отъезда в Кувейтское министерство просвещения заключило контракт со мной. Нет нужды повторять, как я жил в Кувейте. Я писал тебе обо всем. Жизнь там была однообразной и пустой. Я жил в тяжком одиночестве и мечтал об одном – накопить денег.
В середине того года рано утром израильтяне бомбили Газу. В городе вспыхнули сильные пожары. Это событие еще тогда могло изменить течение моей жизни, но я не обратил на него внимания. Ведь я не собирался возвращаться в Газу. Я стремился в Калифорнию. После стольких лишений я хотел жить только для себя. Я возненавидел Газу и свою семью. Покинутый город возникал в памяти подобно жалкой серой картине, написанной немощной рукой. Я еще посылал матери и вдове брата деньги, которые помогали им сводить концы с концами. Но думал: там, в зеленой Калифорнии, далекой от духа поражения, которым в Газе пропитан весь воздух, я разорву и эту последнюю нить. Жалость к родным не могла оправдать моего прозябания. Она тянула вниз. Нужно было бежать! Ты, Мустафа, поймешь, потому что сам все это пережил. Но какие-то силы привязывали нас к Газе и уменьшали нашу решимость бежать. Почему мы тогда не разобрались в этих чувствах? Почему хотели бежать? Мы и сами не знали.
Когда в июне я получил отпуск и вернулся домой, мечтая отдохнуть и развлечься, то нашел Газу точно такой, какой знаешь ты ее. Она похожа на раковину, выброшенную волнами на вязкий песчаный берег. Мрачная и тягостная, как кошмарный сон, с нависающими террасами домов, с узкими улочками, пропитанными особым запахом бедности и отчаяния. Но, видно, есть тайные силы,  влекущие человека на родину, к его семье, дому, воспоминаниям…
На другое утро я пошел навестить семью. Невестка, плача, сразу стала просить меня пойти в госпиталь, где лежала раненая Надия, моя племянница. Ты ведь помнишь красавицу Надию, тринадцатилетнюю дочь моего брата? В тот вечер я купил яблок и пошел навестить ее. Мне показалось, что родные от меня что-то скрывают, что-то недоговаривают. Я всегда любил Надию, жалел ее – ведь она принадлежала к тому поколению, которое с детства узнало все беды войны.
Что случилось в тот час? Не знаю сам. Я вошел в белую палату, где царила полная тишина. С больным ребенком всегда обращаются как-то особенно бережно, а каким должно быть отношение к раненому ребенку? Надия полулежала, опираясь на белую спинку кровати, по которой рассыпались ее великолепные волосы. Огромные глаза светились глубоким безмолвием. Лицо спокойное и неподвижное, как у мученицы. Надия была девочкой, но показалась мне взрослой.
- Надия…
- Будто не я, а кто-то другой произнес ее имя. Она подняла глаза. Я увидел еле заметную улыбку и услышал голос:
- Дядя… Ты приехал из Кувейта? Она приподнялась, опираясь на руки, и вытянула шейку. Я погладил ее по спине и сел рядом.
- Надия, я привез тебе подарки из Кувейта. Много подарков. Когда ты встанешь с постели здоровой и сильной, придешь домой, я отдам их тебе. Я купил тебе красные брюки, которые ты просила. Да, да, купил.
Это была ложь, но святая ложь. А Надия вздрогнула, как от удара электрического тока, и молча склонила голову. Горячая слеза скатилась на мою руку.
- Надия… Тебе не нравятся красные брюки?…
Она подняла глаза, хотела заговорить, но не смогла и стиснула зубы, чтобы не заплакать.
Потом протянула руку, приподняла белое одеяло и показала мне ампутированную выше колена ногу.
Мой друг, я никогда этого не забуду. Нет, никогда! Я не забуду горя, которое навсегда отпечаталось на ее милом личике. Я вышел из госпиталя, с глубоким презрением сжимая в кармане две гинеи, которые принес с собой, чтобы отдать Надии. Багровое солнце окрасило улицы в цвет крови. Ты знаешь, Мустафа, Газа мне показалась совершенно иной – новой и необычной. Мы никогда не видели ее такой, ни я, ни ты. Вся Газа была потрясена и скорбела о Надии. Но это были не только слезы, в этой печали чувствовалось глубокое возмущение, грозный вызов.
Я шел по улицам, залитым светом горячего солнца… Мне рассказали, что Надия закрыла своим телом младших братьев, спасая их от осколков бомб и пламени, бушевавшего в нашем доме. Надия могла бы убежать, но она этого не сделала…почему?
Нет, мой друг. Я не поеду в Сакраменто. И совсем не сожалею об этом. И никогда не осуществлю тех планов, которые мы наметили еще в детстве. А то неосознанное чувство, которое ты испытал, покидая Газу, должно еще разростись в твоей душе. Не прячься от него!
Я никогда не приеду к тебе. Нет. Ты сам возвращайся к нам. Возвращайся, чтобы узнать цену людским страданиям, цену жизни. Возвращайся, друг, мы все тебя ждем.

Восстание в Египте - 5 февраля
redavan
Как известно, главная беда египетского движения, что нет ни единого центра восстания, ни вообще никакого центра. Поэтому шаги протестующих не уверены, довольно робкие.

За пятницу-субботу египтяне составили список 25 политических лиц, что бы вести переговоры о новом политическом руководстве и новой конституции.

Этот список включает Amr Moussa - генерального секретаря Лиги арабских государств, пользующихся доверием населения, Mohamed Selim Al-Awa - профессора и  автора исламских исследований, который близок к "Братьям-мусульманам", президента партии Wafd - Said al-Badawi
Другими кандидатами в комитет являются Nagib Suez (каирский бизнесмен), Nabil al-Arabi, делегат ООН Magdi Yacoub (кардиохирург), а также представители молодежных групп.

Первыми задачами комитета состоят в том, что бы создать новую конституцию и избирательную систему.  Египетские президенты должны быть ограничены двумя двумя сроками полномочий и сам президентский срок уменьшен с шести до четырех лет.

Положительное значение этого шага в том, что это первая серьезная попытка повернуть уличные протесты прошлых семи дней в политическую машину. Но поскольку нет четкого понимания целей и задач выступающих, поскольку не сформированы организации, отражающие их интересы - любые выборы будут преждевременными и останутся лишь на руку США и "Братьям-мусульманам".

Кардинально в списках комитета не фигурирует El Baradei (которого жертвы пропаганды называют лидером восстания), бывший инспектор ООН и нобелевский лауреат, а также участник движения "Братья-мусульмане". Упорство "Братства" в отказе от переговоров до отъезда Мубарака  и их поддержка El Baradei, который оттолкнул от себя протестующих своими президентскими амбицияи, привела к исключению его из списка.  Но поскольку в комитете будет присутствовать мусульманский интеллектуал Ahmed Kamel Abu Magd, то взгляды  "Братьев-мусульман" будут учтены при дискуссии с Сулейманом.

В это время, в США обсуждается замена Мубарака Сулейманом и другие варианты сохранения контроля над Египтом. Обама недвусмысленно высказал свое отношение к режиму Мубарака.
"Я верю, что президент Мубарак заботится о своей стране"), но советует прислушаться к голосам египетских людей и принять "верное решение". (Подробно о политике США: пишет Ноам Хомский и написано тут.)

В одной рукой пряник, другой кнут:
Каирские офисы Аль-Джазиры были разгромлены и опустошены. А в течении ночи площадь Тахрир была обстреляна - инженер, адвокат и еще один молодой человек были убиты. Большинство протестующих опасается, что если они оставят площадь, то будут немедленно арестованы вместе с их семьями - аппаратом службы безопасности Мубарака.
Египетский писатель Mohamed Fadel Fahr: Мы в безопасности до тех пор, пока у нас есть площадь.

Государственная тайная полиция имеет большие списки имен протестующих, которые давали телевизионное интервью, цитировались в газетах, регистрировались на Facebook или твиттере.

Использованы материалы: countercurrents.org и др.

?

Log in